посмотретьВладимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

посмотретьВладимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

посмотретьВладимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

посмотретьВладимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

посмотретьВладимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

посмотретьВладимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

посмотретьВладимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

Другие видео

Владимир Николаев


Сайт | Видео | Критика | Афиша |
Николаев, Владимир Аркадьевич (1953)
композитор, выпускник Института им. Гнесиных и Московской консерватории имени Чайковского. С 1983 г. член Союза композиторов России. Лауреат I международного конкурса им. Витольда Лютославского (Варшава, 1991), обладатель I премии Мемориального фонда им. Лили Буланже (Бостон, США, 1992).
Работает в жанрах камерно-симфонической, электроакустической музыки, экспериментирует в жанре инструментального театра. Композициям Владимира Николаева присуща тщательная организация, бережное интонирование, наделение значимостью шумовых и речевых элементов. Он также свободно работает с приемами неакадемической музыки и фольклора.
Член Ассоциации современной музыки (АСМ). Член Термен-центра и Российской ассоциации электроакустической музыки. В 1997 и 2001 приглашался на работу в студии в IMEB (Институт электроакустической музыки) в Бурже (Франция).
Участник коллективных проектов: "Страсти по Матфею-2000", опера "Царь Демьян".
Участник проекта Института Про Арте "Дельфийские игры", фестивалей современной российской музыки в Айове, Сиэттле, Cан-Франциско, Вене, международных московских фестивалей: "Московская осень", "Альтернатива", "Московский форум".


Автокомментарии

 


Владимир Николаев. Автокомментарии


(февраль 2002 г.)

Должен признаться, что никогда серьезно не занимался анализом своего творчества. Лишь в самое последнее время у меня стали возникать попытки как-то обобщить свой сочинительский опыт и определить направления своего поиска, проходящего скорее на интуитивном уровне. И сейчас я хочу поделиться своими наблюдениями.

В конце 80-х я переживал творческий кризис. Не хотелось писать новые сочинения, похожие на старые. Но в каких выразительных средствах искать качественного скачка – не было ясно. И представившаяся в начале 90-х возможность серьезно заняться электроакустической музыкой, я воспринял как глоток свежего воздуха. С 92 по 95 годы я работал почти исключительно в жанре электроакустической музыки. И многие жанровые черты, да и сам способ мышления, свойственный электроакустической музыке вскоре в том или ином виде перекочевали в мои новые акустические сочинения. Другое сильное влияние, определившее стиль моих сочинений последних лет, как ни странно, идет от театра. А странно, потому театр, как таковой, меня никогда особо не привлекал.

Так в чем конкретно эти влияния проявились? Для экономии времени буду говорить почти тезисами, а их расшифровку, надеюсь, вы услышите в самой звучащей музыке.

Первое – это мышление не на уровне отдельных звуков или музыкальных фраз, состоящих из тех же звуков, а оперирование музыкальными объектами. Такими объектами в электроакустической музыке, может быть, практически, все звучащее: и скрип двери, и смех, и шум моря, и фрагмент какой-нибудь симфонии. И для меня оказалась естественной попытка перенести оперирование звуковыми объектами в лоно акустической музыки.

Работая с электроникой, композитор чаще всего не имеет дело с нотной записью. Это ясно. Он непосредственно работаете со звуковой материей. Традиционная нотная запись не способна адекватно отразить звуковой материал в сочинениях этого жанра, если в них не используются акустические инструменты. Если в какой-то момент композитор и имеет дело с визуальной фиксацией музыкального материала, то это могут быть определенные графические изображения, или числовые формулы, в соответствии с которыми, генерируется звуковой материал. И под влиянием такого вида творчества, когда я пишу партитуру для исполнителей, то стремлюсь напрямую передать суть звучащего материала или суть идеи. Возможностей нотной записи, при этом, как правило, не хватает. Часто в ход идут графические приемы отображения музыкального материала, более или менее адаптированные для понимания музыкантами. Но часто идею приходится объяснять словами, жестами... Уже не как композитор, а как режиссер, я ставлю перед исполнителем задачи. Обрисовываю воображаемую ситуацию, эмоциональную атмосферу, в которой исполнитель – он же актер – должен действовать. Образно выражаясь, – движение смычка становится жестом актера. Смешно говорить, но в такой ситуации, я часто беру инструмент, на котором совершенно не умею играть и показываю музыканту, что и как надо делать. Конечно, большим недостатком такого сочинительства является то, что адекватного исполнения произведения можно добиться только при участии автора хотя бы на стадии разучивания музыкального материала.

Далее. Акустическая музыка заимствует у электроакустической некоторые черты, которые ей, казалось бы, совсем не свойственны. Например, игра с разными пространствами. То, что элементарно делается в компьютере при помощи реверберации, дилэев, фильтров и т.д., оказывается возможным как-то преломить в едином пространстве сцены.

Отдельная большая тема, в которую я сейчас не буду углубляться – это развитие тембрового восприятия акустической музыки. Ведь оно, безусловно, обогатилось опытом электронной музыки. И скрежет виолончели, когда медленно и с большим нажимом ведешь смычком sul ponticello, в своих сочинениях я воспринимаю не как спец. эффект, но как полноценный музыкальный звук, живущий на равных правах с привычными кантиленными звуками.







Улари удила (1997)

(Из письма Елене Дубинец для RUSSIAN CONTEMPORARY MUSIC FESTIVAL)



Ансамбль Д. Покровского, специально для которого было написано это сочинение, в последние годы активно исполняет сочинения современных композиторов. Но поскольку в основе их творчества был и остается фольклор, я в своем сочинении пытался набрести на новые музыкальные идеи, найти новые краски, новое звучание, радикально не ломая близкие исполнителям традиции.

Партитуру "живого" звучания ансамбля дополняет звук на пленке, на которой записано пение тех же исполнителей с определенной компьютерной обработкой. Ансамбль звучит как будто в двух пространствах – сам поет и сам себя слушает.

В новом для себя ключе я решил проблему с текстом. Слова, что для меня было очень важно, придумывались не до и не после, а одновременно с музыкой и, можно сказать, являются ее неразрывной частью, хотя помимо фонического звучания текста, в нем часто возникают неясные, размытые смысловые ассоциации.





На краях, музыка в мизансценах для трех солистов и пленки (1998).

Идея создания некого театрально-музыкального действа памяти Дмитрия Покровского принадлежит его другу, режиссеру и фольклористу Виктору Новацкому, осуществившему ее сценическое воплощение. Эпиграфом к музыкально-театральному целому стали строчки Велимира Хлебникова, поэта, будоражившего творческое воображение Покровского в последние годы его жизни:



Когда умирают кони – дышат,

Когда умирают травы – сохнут,

Когда умирают солнца – они гаснут,

Когда умирают люди – поют песни.

Два уникальных голоса – голоса солисток ансамбля Покровского Марии Нефедовой и Ольги Юкечевой – побудили к введению "персональных" вокальных строк: строки "Маша" и строки "Оля". Согласно первоначальному замыслу, сочетание этих двух тембров, двух темпераментов должно было стать основой звуковой материи сочинения. В процессе работы возникла необходимость ввести и мужской голос (Евгений Харламов), что позволило сделать партитуру более темброво-контрастной, драматургически объемной.

Другая идея – Также как в "Улари удила" здесь развивается идея противопоставления двух звуковых пространств: реального, близкого сиюминутного пения и пения, обработанного в компьютере и записанного на пленку, ирреального, удаленного. В партитуре присутствуют и характерные синтезированные тембры, как бы воссоздающие звучания то ли еще, то ли уже неизобретенных акустических инструментов.

Зыбкая игра звуковых пространств приводит к финалу, где сквозь толщу звуковых нагромождений проступает голос самого Дмитрия Покровского.





Жираф,
композиция по мотивам стихотворения Николая Гумилева (2000).



В основе музыкальной концепции лирическое стихотворение Н. Гумилева "Жираф", текст которого стал материалом для интонационных вариаций. Голос несколько раз прочитывает-пропевает-проигрывает одни и те же строки, всякий раз "одевая" новые маски – маски лжи, таинственности, плача, смеха и др. Роль кларнетиста в дуэте также многозначна и изменчива. Он то выступает в роли бесстрастного комментатора происходящего, то передает своей игрой непосредственную реакцию слушателя, то входит в тесное взаимодействие с героиней, вторя ей или, наоборот, контрастно контрапунктируя.

Сочинение было написано специально для известной авангардной, джазовой певицы Валентины Пономаревой, в расчете на ее уникальные вокальные и актерские данные. Все звуковые треки, из которых состоит композиция, были записаны ею и кларнетистом, лауреатом международных конкурсов Кириллом Рыбаковым.





...душа моя летит...ария для голоса, скрипки и виолончели, часть из "Страстей по Матфею-2000"



Слова Александра Анашевича, являясь образным ориентиром, в контексте сочинения максимально стушевываются, превращаясь в эмоционально-фонетическую субстанцию.

Партия голоса часто существует вне нотного текста и представляет собой как бы сгусток эмоции.

Все три музыканта-исполнителя охвачены единым дыханием, живут в едином порыве. При этом строгость ансамблевой игры одновременно предполагает свободное парение каждого.

Это громкая музыка (или не музыка?), которая звучит тихо или наоборот...


 


посмотретьВладимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

посмотретьВладимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

посмотретьВладимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

посмотретьВладимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

посмотретьВладимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

посмотретьВладимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

посмотретьВладимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Другие видео