посмотретьПетр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

посмотретьАлександр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

посмотретьЛеонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений


посмотретьПетр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013


посмотретьПавел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

посмотретьПавел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

посмотретьPavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

посмотретьВладимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

посмотретьВладимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

посмотретьПетр Поспелов - Мне Бригитта скажет Слова и музыка Петра Поспелова Исполняют Елизавета Эбаноидзе и Семен Гуревич. За роялем -

посмотретьPavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

посмотретьПетр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

посмотретьПетр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

посмотретьВладимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

посмотретьЛеонид Десятников - Возвращение для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта и виолончели Премьера на фестивале "Возвращение", январь 2007



посмотретьPavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

посмотретьТатьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The


посмотретьВстреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик

посмотретьТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -


посмотретьВладимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного

посмотретьВладимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

посмотретьПетр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.

посмотретьПетр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко



посмотретьАлександр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Другие видео

Современная музыка принадлежит сама себе

Московские композиторы на московских фестивалях

КоммерсантЪ / Суббота 22 июня 1996

Где играют, если играют?

В этом сезоне нога современного композитора практически не ступала на театральные сцены. Он не был вхож в салоны, гостиные и особняки, как не был допущен и в храмы. Средоточием современной музыки остались концертные залы, в географии которых московскому жителю разобраться значительно проще, чем в мудреной россыпи арт-галерей. Главная магистраль по-прежнему пролегала между консерваторией и Домом композиторов. В блокнотах записных любителей чаще всего появлялись названия Рахманиновского и Малого залов консерватории, реже фигурировал Большой, на полное или даже относительное заполнение которого записных любителей, как правило, не хватало. Наиболее рабочую атмосферу предоставляли любопытному зал и буфет Дома композиторов, тем самым укрепляя роль композиторских союзов в деле общей консолидации. Были и центробежные тенденции: благодаря фестивалю "Альтернатива" и родственных ему начинаний оказались охвачены Центральный дом художника, студии Дома звукозаписи и почти забытая, но такая подходящая для пространственных и синтетических проектов сцена Академии имени Гнесиных.
Продолжая обитать по знакомым адресам, современная музыка не слишком стремилась менять и стиль жизни. Фестивали прошли примерно так же, как в прошлом сезоне. Но прошлый сезон был успешнее: обновленная "Московская осень", посолидневшая "Альтернатива", фундаментальный "Московский форум" и Второй фестиваль современной музыки, признанный несомненой удачей продюсерской фирмы Вадима Дубровицкого, внушали надежды на то, что некое относительное подобие гармонии между замыслами и возможностями наконец достигнуто. Но, оказалось, настраиваться на развитие успехов было рано. В этом сезоне финансовое положение фестивалей снова усложнилось. Дубровицкий, единственный, кто располагал собственными средствами, провел свой фестиваль практически в одиночку; остальные продюсеры только и говорили что о долгах. Оказавшись в сложном положении, фестивали пожертвовали объемом и отдельными программами, которые наверняка смогли бы их украсить. Но не отказались от своих традиций -- и, может быть, поэтому стали больше отличаться друг от друга.
Конечно, объемы традиционных фестивалей-смотров все равно выглядели впечатляюще. "Панорама музыки России", приуроченная к VII съезду Союза композиторов России, включала 21 концерт; прозвучали произведения 170 композиторов из 36 региональных организаций. "Московская осень" провела 35 концертов (это меньше, чем в прошлом году) со сходными показателями по Союзу композиторов Москвы. Много ли достойных произведений утонуло в этом море, не дано посчитать никому. Тем не менее фестивали честно исполняют свой общественный долг перед творцами, не дают повода для скандалов по поводу отвергнутых отборочных комиссией шедевров, терпят критику и строят планы на будущее. "Московская осень", которая, в отличие от российской "Панорамы", теперь включает в себя и международный раздел, в этот раз не была очень находчива в приглашении зарубежных гостей, так что за престиж полуторасот композиторов столицы волноваться особо не пришлось.
Если в адрес фестивалей Союзов, обремененных сотнями подопечных, критики уже устали повторять обидное слово "концепция", то с мероприятиями не столь общеобязательного характера дело обстоит иначе. Независимый продюсер Вадим Дубровицкий, устроитель уже третьего фестиваля, душой и патроном которого является София Губайдулина, сделал ставку на то, что именитые авторы, какими были Губайдулина, Сильвестров и Пярт в прошлом году, завоевали марку самому его начинанию, и теперь уже сам статус фестиваля может привлекать публику к именам, незаслуженно обойденным вниманием. Так появились в программе Гия Канчели, Александр Вустин, Татьяна Сергеева и Сергей Беринский. Но, вопреки замыслу, аудиторию этих авторов существенно расширить не удалось: для широкой раскрутки имен, любимых или уважаемых узким кругом, требовался более сложный комплекс действий, который одинокому продюсеру в нынешней ситуации обеспечить было невозможно.
"Московский форум", руководимый композитором и консерваторским педагогом Владимиром Тарнопольским, ставил перед собой более скромные, но столь же интересные задачи. Выбирая уже третий год в партнеры новую страну, "Форум" выясняет возможности музыкального диалога; в этот раз, занявшись Австрией, Тарнопольский сопоставил музыку двух империй в двух временных срезах: начала века и сегодняшнего дня. "Форум" имел скорее учебно-научный, чем публичный эффект, поскольку вынужден был обходиться лишь силами Московской консерватории и венской Musikhochshule.
Фестиваль "Альтернатива", возглавляемый музыковедом Дмитрием Уховым, справедливо считается самым разнообразным, не застрахованным от случайностей и провалов уровня, но зато самым живым московским фестивалем. Стараясь представлять новую музыку в максимально широком спектре, он порой вызывает недоверие академических кругов, хотя вовсе не отвергает и академические тенденции. Последняя "Альтернатива" постаралась, несмотря ни на что, не сужать своих стилевых рамок. И хотя ей поневоле пришлось опереться на проверенные силы тусовки аутсайдеров, что не могло не сказаться на характере фестиваля в целом, маленький шаг в сторону освоения новых территорий был сделан. Знакомство с экспериментами продолжилось и на фестивале "Берлин в Москве", где тот же Дмитрий Ухов был в числе кураторов.
Почти все, что касается иностранного представительства на фестивалях, не могло бы осуществиться без содействия Гете-института, Французского культурного центра и подобных организаций, в числе которых в этом году активно заявляло себя посольство Польши. Может быть, это не касается Дубровицкого, но во многом качества наших продюсеров в области современной музыки определяются их умением работать с подобными зарубежными организациями. И здесь одна из ключевых ролей принадлежит также композитору Юрию Каспарову, который сумел провести почти через все события года ряд своих инициатив: это были программы руководимого им Ансамбля современной музыки, упорно и качественно представляющего на наших сценах российско-европейское авангардно-академическое единство.

Кто пишет музыку, если пишет?

Сочинения ведущих московских композиторов можно было найти в программах разных фестивалей минувшего сезона. Кроме одного -- Георгия Свиридова. 16 декабря ему исполнилось 80 лет. Вокруг этой даты располагался рассредоточенный цикл авторских концертов, организованный, не в пример прочим, на высшем государственном уровне. И в этом есть своя правда. С одной стороны, Свиридов не вписывается ни в один реестр современной музыки -- наоборот, так называемая традиционная русская школа отсчитывается от него. С другой стороны -- он единственный, кто собирает полный Большой зал консерватории. Парадокс Свиридова в том, что, пользуясь всенародной любовью наподобие Глазунова или Шилова, Свиридов пишет музыку высшей пробы. Еще важнее, что ее качество не имеет застывшего характера -- композитор остается самим собой, но контекст времени меняется, и современный слух теперь легко находит в структурах Свиридова аналогии с поставангардными веяниями.
На других авторов тот же контекст работает иначе -- Шнитке, напротив, все глубже уходит в слой трагической высокой культуры. Его музыка продолжала звучать и в этом году, в том числе в связи с награждением госпремией прошлогоднего Шнитке-фестиваля. Похожий процесс вмораживания в классику претерпевает и Арво Пярт. Относительно статичны София Губайдулина и Эдисон Денисов: в лучших сочинениях первая демонстрирует совершенно вневременную эзотерическую экзальтированность, второй -- исконную сентиментальность. Откровенно повторяет сам себя вечно печальный Гия Канчели. Но музыка композиторов этого поколения еще способна преподносить открытия -- им стал, к примеру, фортепианный цикл "Лабиринт" -- последнее сочинение Николая Сидельникова, умершего в 1992 году.
Композиторам сорока и пятидесяти лет, не обременным исторической славой, важно уметь держать свою линию, постоянно напоминая о себе. Не все лучшие мастера стремятся к этому в пределах отечества: Раскатов, Корндорф, Смирнов и Шуть из-за рубежа ничем о себе не напоминают, их примеру следует живущий в Москве и активно действующий на педагогическом поприще Владимир Тарнопольский. Не все лучшие мастера умеют это делать -- как Александр Вустин. Не все, кто умеет это делать, тянет на лучших мастеров. Отрадным контрастом на этом фоне выглядит творческая деятельность Владимира Мартынова и Виктора Екимовского. Пожалуй, эти два композитора, применяющие радикальные художественные тактики, являются наиболее реальными фигурами современной московской музыки. И сторонник внеперсонального духовного искусства Мартынов, и сугубо светский романтический концептуалист Екимовский всегда неоднослойны, всегда умеют чувствовать заманчивые возможности художественного шока -- и при этом пишут на каждый удобный фестиваль. В этом заключена также и их слабость, поскольку фестивали -- имеются в виду московские вышеперечисленные -- имеют обыкновение растворять художественные высказывания в полуслучайном контексте. Поэтому большим везением для Мартынова была постановка его "Плача пророка Иеремии" в Школе драматического искусства Анатолия Васильева, где замысел автора, герметичный и самодостаточный, обрел адекватное пространство. Екимовский такой удачи пока только ждет.
Не минуя Юрия Каспарова и Дмитрия Капырина, Владимира Николаева и Ираиду Юсупову, следует перейти к заканчивающей учиться молодежи, самая профессиональная часть которой идет в русле традиции Денисова и близких европейских явлений. Новое поколение значительно жестче по внутренней позиции, но и в нем есть внушающие надежду исключения, как, например, очень серьезная Ольга Раева.
Среди молодых композиторов, противопоставляющих себя общепринятой школе, неизменный приоритет сохраняет Антон Батагов. Как и должно быть у независимого альтернативного художника, у него -- свой круг слушателей, имеющий больше общего с художественной и кинематографической богемой, нежели с обычным музыкальным слоем. В последнее время Батагов отошел от активного пианистического исполнительства, которое прибавляло ему лидерских качеств, и сосредоточился на собственной музыке. Будь это автономные сочинения или проекты, рассчитанные на синтез жанров (музыки с кино или даже с компьютерными сетями), Батагов выглядит в них планомерным и последовательным. Большинство его опытов выглядят словно написанными в пику не только академической утонченности, но и типу восприятия, ориентированному на технику смыслообразования вообще. Наверное, пафос авангардного разрушительства отечественную музыку окончательно покинул. Но войну с постмодернизмом можно вести по-разному, и массивная однородность композиций Батагова -- еще не устаревшее оружие на этом фронте.

Кто заказывает музыку, если заказывает?

Имена московских композиторов, упомянутые в этом материале, вряд ли могут заполнить позиции хоть сколько-нибудь объективного рейтинга -- ибо отсутствуют критерии, отсутствуют тенденции, принятые ко всеобщему одобрению. Некоторые из названных авторов вошли в мировую номенклатуру, некоторые только эпизодически (как Свиридов, долгие годы считавшийся официозным ретроградом) звучат вдали от родных пределов. Другие живут на заказы (хорошо, когда они следуют с достаточной периодичностью) и исполнения на Западе, но, как правило, не пренебрегают побочной работой. Никто из них не представляет интереса для государства и общества, никто не подвергается и гонениям. Современная серьезная музыка полностью отсутствует в сети политической конъюнктуры, но и сама нимало не озабочена проблемами создания новой идеологии. Иначе складываются ее отношения с церковью: будучи начисто отлученной от обихода, современная музыка компенсирует свою неприкаянность стремлением к сакральности -- как раньше литература становилась эрзацем общественных наук и философии.
Правда, в последнее время тонус сочинений молодых становится все практичнее. У них уже нет откровенно затеваемых диалогов с вечностью, какие до сих пор ведут наши легендарные постсоветские авангардисты. Нет и настояния на уникальности собственного "я". Редкий может отважиться на монографический концерт -- разве что Антон Батагов или Виктор Екимовский, предпочитающие мыслить циклами, а не глобальными высказываниями.
Композиторы привыкли считать деньги (нередко исполнителей приходится оплачивать им самим) и не замахиваются на проекты, связанные с большим количеством народа. Все, что написано ими для симфонического оркестра, -- достояние ящика письменного стола и плоды давно преодоленного идеализма. Поэтому, кроме "Плача Иеремии" Мартынова, в нашем обзоре не упоминается ни один театральный проект, пусть о паре балетов нам и известно. Моноопера Юрия Каспарова Nevermore предстала нам в концертном варианте, а Lasarus, начатый Шубертом и законченный Денисовым, -- в прослушивании записи под руководством второго из названных авторов.
Пьер Булез точно сказал, что проблема современной музыки -- это проблема величины зала. Вадим Дубровицкий, исходя из знания местных обстоятельств, уточнил, что любителей современной музыки в Москве -- максимум на Малый зал консерватории. Но серьезные композиторы и не привыкли искать популярности. И не только они сами в этом виноваты. Общество пока не создало такой системы спроса, в которой ожидания серьезного художества сопрягались бы с народностью, демократичностью, модностью или салонной привлекательностью. И современной музыке еще предоставлено время принадлежать самой себе -- вспоминая о прошлом, перебиваясь настоящим и не заглядывая в будущее.

посмотретьВладимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

посмотретьВладимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

посмотретьPavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

посмотретьПетр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти

посмотретьАлександр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

посмотретьПавел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

посмотретьЛеонид Десятников - Колхозная песня о Москве из к/ф «Москва» New Era Orchestra (Киев). Дирижер Татьяна Калиниченко Киев, Гогольфест, Сентябрь 2010

посмотретьВладимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

посмотретьВладимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

посмотретьПавел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

посмотретьДжон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов


посмотретьВладимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

посмотретьPavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

посмотретьЛеонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

посмотретьПетр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

посмотретьТатьяна Герасимёнок - The Creed (2015) "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

посмотретьSergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov


посмотретьВладимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

посмотретьПавел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

посмотретьТатьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

посмотретьPavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

посмотретьПетр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

посмотретьВладимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

посмотретьКвинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

посмотретьЮрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора


посмотретьЛеонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

посмотретьАлександр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

посмотретьПетр Поспелов - Концертная фантазия Мария Федотова, флейта Петр Кондрашин, виолончель Москва, Центр имени Чайковского, 25 сентября 2009

посмотретьЛеонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Другие видео